Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

japanese jew

"Дебош на рейсе "Эль-Аль"? или Как оно было на самом деле.

"Дебош на рейсе "Эль-Аль"? или Как оно было на самом деле.

Владимир Нестьев
Вчера в 11:56
Мне казалось, что одной из задач русскоязычной прессы в Израиле является побуждение евреев к единству, а не способствование углублению разлада. Но вот 17 ноября "Вести" помещают на своем сайте материал под заголовком "Дебош на рейсе "Эль-Аль": Чтобы не осквернить шабат: пассажиры побили стюардессу и пытались ворваться в кабину пилотов". Он собирает массу комментов, многие из которых по выражению ненависти могут сравниться только с явно антисемитскими. Тогда же я дал ссылку на англоязычную статью, в тот же день помещенную в американской еврейской газете "Hamodia". Автор - Бен Хафец - один из пассажиров того рейса, директор клиентской службы 121eCommerce.com. Не все читают по-английски. Для этих людей я помещаю мой перевод статьи.
Шабат единства с подачи «Эль Аль» Бен Хафец 17 ноября 2018
Сайт ежедневной еврейской газеты «Hamodia» (США)
В этот Шабат я имел большую честь стать частью чего-то удивительного, прекрасного и поучительного. Я надеюсь, что «Эль Аль» увидит эту публикацию и осознает, что есть гораздо более удачный заголовок, чем тот ложный – «Харедим устроили дебош на самолете «Эль Аль» - который я сейчас вижу онлайн. Вот вкратце что произошло. Наш рейс «Эль Аль» должен был отправиться в 18.30 (в четверг, 15 ноября). Три члена экипажа опоздали, и мы начали посадку в 20.30, когда опоздавшие появились. В 21.20 двери самолета закрылись, и около часа ничего не происходило. Около 22.00 многие пассажиры, беспокоящиеся относительно Шабата, начали спрашивать членов экипажа о перспективах отправления, однако единственно, что слышали в ответ – это то, что мы взлетаем через пять минут. Примите во внимание, что в 22.25, когда мы стояли на летном поле аэропорта имени Кеннеди, на сайте «Эль Аль» указывалось, что наш рейс находится в воздухе, вылетев в 21.30.
Я сидел в бизнес-классе, мое место было совсем рядом с лестницей, ведущей на второй этаж, и тремя рядами позади отсека, где готовят еду для первого класса. Я прекрасно слышал все обмены репликами. Со стороны пассажиров, беспокоящихся о Шабате, ни разу не прозвучала угроза каких-либо физических действий. Я не люблю пользоваться термином «харедим», это не было каким-то протестом «Нетурей Карта» с облаченными во все черное хасидами, несущими чепуху. Это были евреи самого разного образа жизни, различного жизненного опыта, которые беспокоились о Шабате.
В 23.35 около 40 пассажиров, включая и меня, встали у выхода и выразили желание выйти из самолета. К этому времени мы уже сидели в самолете два с половиной часа. Одна их стюардесс сказала нам, что, если они отведут самолет обратно к выходу на посадку, и мы покинем самолет, мы потеряем наши билеты, и деньги нам не вернут. Не знаю, пыталась ли она напугать нас и заставить сесть на свои места, или действительно такова политика авиакомпании, однако наш ответ был единогласным – все согласились с этой перспективой и только просили вернуть нас к выходу на посадку, чтобы мы не нарушили Шабат. Ни один человек не сказал: «Что?? Нет, вы обязаны вернуть наши деньги». Или «вы не можете так поступить». Было ясное понимание – у нас Шабат.
В какой-то момент кто-то – позднее я узнал, что это был рабби Шалом Бер Сороцкин – добрался до селектора внутренней связи и сказал, что говорил с пилотом, и тот гарантировал, что мы прибудем в аэропорт до наступления Шабата, и что он (рабби Сороцкин) организует Шабат для всех, у кого не хватит времени добраться до своего места, поскольку мы прибудем всего за час до наступления Шабата.
Многие из нас, включая и меня, не сели и вновь выразили желание вернуться к выходу на посадку.
В этот момент по селекторной связи заговорил капитан судна. Он сказал нам, что мы вернемся к выходу на посадку, как только все займут свои места. И мы все опять уселись.
Не могу передать словами неприятное ощущение, охватившее меня, когда я увидел, что самолет отворачивает от терминала и направляется на взлетную полосу. Менее чем через шесть минут после того, как капитан попросил нас вернуться на свои места, чтобы вырулить обратно к выходу на посадку, мы поднялись в воздух. На борту не было вай-фая, и единственным нашим источником информации в течение всего полета был экипаж «Эль Аль».
Когда мы летели уже четыре часа, капитан объявил, что из-за «харедим» самолет сделает остановку в Афинах, где все, кто захочет выйти, чтобы провести там Шабат, смогут это сделать, а (и это самое интересное) всем, кто захочет лететь дальше в Израиль, придется покинуть самолет и пересесть в другой – авиакомпании «IsraAir» - чтобы на нем лететь в Израиль.
Какой стыд. Жаль, что «Эль Аль» не сообщил правду – мы останавливаемся в Афинах, потому что, приземлившись, они уже не смогли бы вылететь в Шабат, и именно поэтому им понадобился самолет не «Эль Аль», чтобы продолжить полет в Шабат.
Нашим единственным источником информации оставался экипаж, который не был особенно любезным и совершенно не сочувствовал пассажирам. Для полной ясности – никто не злился на стюардесс, все понимали, что решения принимают не они. Мы требовали возможности поговорить с пилотом или с кем-то, кто может это сделать. И повторю – не было никаких попыток прорваться в кабину пилотов, и не было физических столкновений. Да, некоторые люди говорили на повышенных тонах, но большей частью (у меня есть видео, подтверждающее это) это были светские израильтяне, которые кричали пассажирам, беспокоящимся по поводу Шабата, что из-за нас у них пропадет уикенд.
Это само по себе было нелепо, потому что не мы принимали решение сделать остановку в Афинах, и большинство религиозных пассажиров предпочитали, чтобы мы летели в Израиль и остались на Шабат в тель-авивском аэропорте.
Наше прибытие в Афины приближалось, а на борту шли дискуссии о том, что лучше с точки зрения алахи, - оставаться в самолете, или выйти в Афинах. Мы не знали, что нас ждет. Останемся ли мы в аэропорту? Есть ли там гостиница? Что мы будем есть?
Когда нам принесли завтрак, я понял, что упакованное яйцо, которое входило в состав завтрака, и половина сэндвича, оставшаяся у меня со времени посадки в самолет, весьма вероятно, будет единственным, что я смогу съесть на Шабат. Я даже сунул немного орехов в рюкзак на третью трапезу.
Когда стало ясно, что мы садимся в Афинах и начали снижение, мы вернулись на свои места. Многие из нас пытались отделить мукце и убедиться, что талиты и сидуры будут у нас под рукой.
После того, как самолет приземлился и остановился, мы вышли из него по трапу и сели в шаттл. Я был в шаттле одним из первых и наблюдал, как десятки евреев выходили из самолета с единственной мыслью, что оставаться на борту было бы хиллуль Шабат (осквернением Шабата), а покинуть его – лучшим шансом соблюсти Шабат. Самолет покидали хасиды, мужчины в черных шляпах, цветастых рубашках, футболках, в костюмах, женщины в париках, головных уборах, без париков, в юбках, в брюках, все они были едины в одном – мы верим в Ашема, его Тору, Шабат – это дар нам, наше наследие, и мы будем его соблюдать.
Когда первый шаттл наполнился людьми и двинулся в сторону аэропорта, все затянули песню о Святой Субботе.
Когда мы приехали в аэропорт, нас встретила сотрудница «Эль Аль», которая была очень мила и взяла на себя труд объяснить нам, что мы остановимся в гостинице через улицу (буквально) и что нас отвезут туда, как только прибудут другие шаттлы.
В гостинице воцарился хаос. Там было четыре клерка, и люди начали толпиться у стойки администратора. В этот момент один раввин – позднее я узнал, что это был рабби Акива Кац – крикнул, что мы должны выстроиться в очередь, чтобы клерки смогли нормально работать. Он также сообщил, что нам выделено место для молитвы и что ХАБАД приготовил для нас еду. Это помогло уменьшить напряжение, процесс регистрации стал более упорядоченным, так как люди сосредоточились на том, чтобы попасть в свои номера и подготовиться к Шабату за 40 минут, которые оставались до захода солнца.
Кабалат Шабат был прекрасен. Зал был полон – 60-70 мужчин и примерно 10 женщин, и все пели. Рабби Джесс Хорн из иешивы Атерет коаним вел Кабалат Шабат. Все мы были так счастливы, что можем соблюсти Шабат, и наша молитва и радость были очень значительны. Мне кажется, во время Кабалат Шабат и Маарива мы четыре-пять раз начинали танцевать.
После молитвы мы прошли в столовую, и скажу вам со 100%-ной уверенностью, что то, что я там увидел, превзошло все мои ожидания.
85% столовой было зарезервировано для нашей Шабатней трапезы. Столы были красиво уставлены бутылками с вином и виноградным соком, лежали халы. Место, где в гостинице обычно размещают салаты и холодные закуски для завтрака, теперь было полно тарелок с гефилте фиш, там стояли шесть или семь глубоких мисок с салатами и различными соусами. Казалось, будто все это было запланировано за несколько недель! Было много мяса в качестве основного блюда и разнообразные гарниры к нему.
Трапеза была прекрасна. Все пели песни и нигуны, и было произнесено много диврей Тора.
Ночью я несколько раз просыпался, так как все еще ощущал нью-йоркское время, и каждый раз, спускаясь в лобби, я видел там людей, которые учились вместе или обсуждали недельную главу.
Шахарит тоже прошел прекрасно, и было интересно слышать смешение нусахов сфарад, сефард и ашкеназ.
После молитвы несколько человек отправились на кухню, чтобы помочь рабби и реббецен Гендель (посланникам ХАБАДа в Афинах) подготовиться к трапезе.
Также было два урока, один на иврите и другой по-английски рабби Йосси Баумоля.
После уроков мы отправились в столовую, где, как и накануне вечером, было много вкусной еды, чудесный мясной кугель в тесте, грудинка и большое разнообразие салатов.
В отличие от предшествующего вечера, когда все сидели рядом с людьми, близкими им по мировоззрению, на дневной Шабатней трапезе рассадка была свободной.
Хасиды судачили с сионистами, вязаные кипы сидели рядом с черными шляпами… Я пользуюсь этими терминами только для того, чтобы вы могли представить себе эту картину, однако на самой трапезе не было никаких различий; мы все были едины.
Остаток Шабата, последующая поездка в аэропорт и наш полет в Израиль были непримечательны, и я не стану утомлять вас подробностями.
Прежде всего, я хотел бы поблагодарить следующих людей:
Рабби Шалома Бера Сороцкина, который проявил дальновидность и еще до взлета самолета попросил свою организацию связаться с «Эль Алем» и ХАБАДом и оказать давление с тем, чтобы мы смогли соблюсти Шабат.
Рабби и реббецен Гендель, посланников ХАБАДа в Афинах. Им позвонили в 11 утра в пятницу, и к 16.00 они приготовили прекрасный Шабат для 150 с лишним взрослых.
Моих 150 с лишним новых друзей и пассажиров, подаривших мне впечатления и Шабат, которые я никогда не забуду.
Короткая записка «Эль Аль»: Привет! Не знаю, кто у вас занимается маркетингом и связями с социальными медиа, но вы упустили огромную возможность. Когда такое случится в следующий раз, сделайте вот что: Забронируйте ту же гостиницу и попросите, чтобы ХАБАД организовал прекрасный Шабат. Наймите греческого фотографа и видео-оператора, чтобы запечатлеть удивительный Шабат. А потом рекламируйте это как организованный «Эль Алем» Шабат Единства. Если вам понадобится дополнительный совет, звоните мне или посылайте имейл или просто пошлите мне билеты в знак благодарности.
Напоследок хочу поделиться несколькими мыслями, навеянными одним из самых чудесных Шабатов в моей жизни.
1. 150 с лишним евреев разного происхождения, социального положения и образа жизни в самой разнообразной одежде вышли из самолета с единственной мыслью – мы будем соблюдать Шабат, даже если для этого нам придется провести ночь в аэропорте.
2. В отличие от наших прадедов, которых увольняли, если они не желали работать по Субботам (в США) или подвергали гонениям, а, возможно, и сажали в тюрьму за соблюдение Шабата (в СССР), как часто нам выпадает случай проявить самопожертвование ради Шабата? Это был огромный дар нам от Ашема, что мы получили возможность показать Ему, как сильно мы любим Его и Его Тору. И мы ВСЕ приняли этот дар.
3. Каждый родитель в этой гостинице, который не смог прибыть домой в этот Шабат, чтобы быть со своими детьми, преподал им урок, который был бы невозможен во время сотен Шабатов дома. Они показали, что Шабат означает для мамочки и папочки, что они вышли из самолета в чужой стране без гарантии еды или ночлега.
4. Йом тов в Бейт а-Микдаше, вероятно, был похож на этот Шабат. Евреи из всех мест собирались туда ради Ашема и его мицвот. Надеюсь увидеть в следующий Песах, как мои попутчики будут приносить жертвы в Бейт а-Микдаше.
Да удостоимся мы увидеть Машиаха и возвращение Бейт а-Микдаша.
https://hamodia.com/2018/11/17/fridays-el-al-flight/…
Бен Хафец – директор клиентской службы 121eCommerce.com.